?

Writer's Block

Out, out damn spot!

Have you ever been passionate about something to the point of an obsession? If so, how did it impact the rest of your life? Did you ever (or would you want to) break free?

Answers (489)

  • Honestly, the first thing that comes to mind for this question would be music. I've grown up around music, I don't know where I would be without it. I've never really known anything else. It's in my blood. My father was a singer, my mother sang. I was born with the musical genetics. Do I want to break free? No. Do I need to? Yes. The only reason for this answer is because when I think about my future, music is what I want to do. I want my career to be based around music and that's so far fetched. It's every person's dream and it can't come true for all. I know there are other people out there that are better than me, let them live the dream. I need to break free from it, sadly. I would love to live my life around what I love and am passionate about but once again, it's so "unrealistic".
  • Неделю смотрел телевизор.Реклама еды, пива и зубной пасты вместе с обезболивающими.Новости и развлечения.Неделя выпала из жизни.Больше ничего.Чувствую себя хрюкающим животным.
  • 06.12.10 12:09 Alslow
    очень странно выглядит Запад - знают о преступном характере
    нашей власти(судя по донесениям на викиликс)а фактически поддерживают, встречаются за руку здороваются.Эти шулера выборы подделывают, законы выписывают и сами утверждают.А западные политики наверное от зависти - встречают, провожают.Наверное надо, что бы дети нашей "элиты" с тоски
    их убивать начали.
    Теперь читаю мнение Хаутталы Хейди, и восхищаюсь, так мягко, политически сдержанно о наших президентах.Вот дали бы им волю,
    нашим, они показали бы этому комитету по  правам человека.

  • Каждый мнит себя стратегом...Сегодня Мария встала не как обычно, а на пол-часа раньше обычного.В этом был большой стратегический смысл.Сегодня будет большой, конституционный Суд, и большой Суд.Пол часа ей нужны для приготовлений, подготовки необходимых решений, выработки постановлений и приведения всего в исполнение.Последняя неделя выдалась очень
    насыщенной событиями, ожиданиями и тревогами.Наконец надо принять судьбоносные решения и привести в действие всю мощь
    государственной системы.
         Всю неделю ее тревожило состояние буренки  Зорьки, и вечером, наконец она отелилась.Бычка назвали Борей(так было принято в семье) и надо было договориться кому продать его через пару-тройку месяцев.Стратегия состояла в получении некоторой суммы денег для покупки подарка внучке.Стратегически важно было наконец провести переворот и лишить возможности Петру  (муж) продолжать пропивать получку(уже третий день то пьянствовал с дружками).Наконец зарезать Петьку(петуха).Совсем извел Марию - гоняет внучку(решил что пятилетняя Даша представляет угрозу курятнику).Да и приготовить бульончик наваристый Петру - очень помогает с перебору натощак.И, поставив чайник на плиту, Маша пошла рубить петуха и посмотреть Борьку-бычка.
          Было половина пятого утра 3 октября 2009 года.

  • I have OCD, so negative obsessions are not a foreign subject to me, but in my case they have been, and still are, very different from being passionate about something to the point of an obsession. Negative obsessions, for me, are things that sneak up on you, that won't go away no matter how much you want them to; things that makes you feel so pained and hurt, to the point of despair (if your obsession about something makes you unable to function, or hurt others, then it's also a problem, of course). And when I'm passionate about something, it's because it gives me happiness and joy, or because I think it's important. And even when I am obsessed, it still doesn't hurt me, really. So what if I've got Jon Stewart on my mind a lot, as long as it doesn't pain me to the point of wishing for death, or somehow hurts him/makes me unable to function, it's not negative to me. I try to separate my fannish/social- change obsessions from my OCD obsessions, because the difference lie in how the obsessions make me feel, and how they impact others. And even if my passion about social- causes can hurt me, it's not directly thinking about the causes that pains me; it's how people treat/react to the causes. Does that make sense? The causes are things I want to think about, things that I want to care about, even if they can depress me; my OCD is not. And yeah, sometimes the two can bleed together, because my OCD shapes my way of thinking about things, and how much I think about things, but they're still two vastly different things to me. The only similarity, to me, is that they're both a form of an obsession; that's it.

    Old writer's block, sorry, I know, but I just needed to rant a little. It's probably incoherent and full of mistakes, but whatever. 

    I'll try to do a real update soon, I promise; today has just been too exhausting, because I've been pumped with all this new information, and I need to process it, before I can do anything else. Hope you are all well.

  • Слова, вынесенные в заголовок статьи, исчерпывающе объясняют основную, если не единственную, причину, побудившую меня подписать обращение от 15 сентября вместе с Людмилой Алексеевой, Алексеем Симоновым, Сергеем Ковалевым, Юрием Рыжовым, Юрием Шмидтом.

     

    Впервые я подписал текст, в котором не правил ни слова. Во-первых, я согласен со всем, что там написано; во-вторых, я бесконечно уважаю людей, поставивших свои подписи раньше меня; в-третьих, лозунг в заголовке означает, что время, когда можно было ворчливо отсиживаться в сторонке, прошло. Но в подписанном мною обращении сказано, как мне кажется, не все. Поэтому я пишу этот текст. Родина в опасности — тут нет полемического преувеличения, я в этом уверен и намерен мою убежденность обосновать.

    Даже не знаю, с чего начать… Ну, давайте начнем с власти, хотя это, возможно, не совсем правильно. Я утверждаю, что в России власть отсутствует.

    Под властью мы можем понимать, например, одну публичную персону (царь, президент, вождь). Такой персоны в стране нет и не было. Только наивные люди могут принимать за таковых Путина или Медведева. С самого начала они были не более чем PR-проектами, прикрывающими остальных (кого и зачем — чуть ниже). Смена Путина на Медведева привела к одному: на заседаниях у первого министры травили анекдоты, а на встречах со вторым губернаторы развлекаются в интернете. Да, у них есть власть, чтобы кого-нибудь снять или кому-нибудь напакостить, но и то довольно ограниченная, в чем мы неоднократно убеждались. Но даже движимые инстинктом самосохранения, они не могут сделать что-либо осмысленное и общественно полезное. Это видно по любым их начинаниям, будь то национальные проекты или реформа МВД.

    У меня есть старый знакомый, человек весьма комфортно встроенный в нынешний режим, обладающий правом публично произносить свои мнения, тщательно выверенные, отфильтрованные и грамотно самоцензурированные. Недавно, в ответ на мой вопрос о причинах его мрачности, он ответил так (имея в виду наших дуумвиров): «Понимаешь, проблема не в том, что они ничего не могут, а в том, что они ничего не хотят». Сказано чеканно, но явно запоздало.

    Под властью мы можем понимать несколько персон — публичную «директорию» или непубличную клику. Но и этого нет. Мы видим сейчас отвратительную и бессмысленную свару между Лужковым и его противниками. Она может затихнуть, но это будет означать только одно: полное отсутствие единства на верхушке административной пирамиды снова перешло в теневую форму. Под властью можно понимать партию или социальную группу (теократию, аристократию и т.п.). Этого нет и в помине.

    Наконец, под властью можно понимать совокупность государственных институтов, работающих в соответствии с Конституцией и законами на общественное благо. Но одним из главных достижений последних десяти лет стало почти полное разрушение этих институтов. Не буду тратить время на обоснование. На страницах «ЕЖа» об этом писалось неоднократно, в том числе — мною.

    Итак: в России нет власти.

    Но что еще хуже, в России не общества. Я имею в виду — Общества, состоящего из граждан, понимающих, что в России они, согласно 3-й статье Конституции, являются единственным источником власти, а потому считающих себя обязанными контролировать те органы власти, которые они создают. Эти граждане осознают свои интересы и пользуются своими конституционными правами, чтобы отстаивать их. Они знают свои права и не позволяют ограничивать их никому. Они объединяются всякий раз, когда видят посягательства на свои права, на Конституцию, которая защищает их, на свои интересы.

    Конечно, есть небольшие группы активных и несогласных. Но самое большое, что удалось собрать за последние 10 лет в России — 10 000 в Калининграде. Этого более чем недостаточно. Нужны миллионы на страну и сотни тысяч на крупные города, чтобы разбудить остальных и поменять ситуацию.

    Что же мы имеем в итоге?

    Вместо власти мы имеем гигантскую аморфную, гнилую массу бюрократии, абсолютно бесконтрольной, неспособной решать задачи общества и страны, но при попустительстве общества присосавшейся к стране и дружно высасывающей из нее все соки. Этой бюрократии Путин и Медведев нужны только как объекты для присвоения высоких рейтингов доверия зомбированного населения. Как только с рейтингами возникнут проблемы, любой из них будет выброшен, как дырявая половая тряпка.

    Вместо общества мы имеем разрозненные небольшие группки людей, отчаявшихся ждать от власти решения их насущных проблем и начавших переходить на самообеспечение, чтобы пытаться решать их. По отношению к такому обществу (точнее — населению) уместно говорить, что оно заслуживает той «власти», о которой говорится в предыдущем абзаце. Этому населению Путин и Медведев нужны как снотворное людям, которые предпочитают спать, чтобы не открывать глаза и не видеть, что происходит вокруг.

    Это население терпит коррупцию, достигшую масштабов, не сопоставимых ни с каким предшествующим периодом истории нашей страны. Оно не хочет задумываться над тем, что каждый раз, покупая что-либо в магазине, оно примерно половину цены вносит на компенсацию взяток, заплаченных ранее производителями купленного товара.

    Оно безразлично к тому, что в России нет органа власти, способного защитить безопасность каждого из нас. А те, кто по своим обязанностям должны этим заниматься, стали источниками самых серьезных опасностей.

    Они безразличны к тому, что спецслужбы не могут защитить их от террористов. Ведь они (спецслужбы) заняты только двумя проблемами — собственным обогащением и охотой на правозащитников, считая последних единственной оставшейся угрозой для сохранения нынешней «власти».

    Это население осталось равнодушным к тому, что у них полностью отобраны фундаментальные права формировать и контролировать власть. При попустительстве этого населения наша Конституция превратилась в пустую бумажку. В стране исчезли разделение властей, федерализм, исчезает независимость муниципального управления, исчезли независимость бизнеса и СМИ. И это не полный перечень. Население терпит, пребывая под гипнозом государственных телеканалов, развращающих полуспящих телезрителей.

    Население старается не замечать пылающего Кавказа, где убийства происходят ежедневно и в количествах далеких от условий мирной жизни. Благолепного настроения не способно нарушить даже то обстоятельство, что то противостояние населения и власти и формы этого противостояния, которые свойственны Кавказу, постепенно диффундируют в остальные регионы России.

    В России деградируют здравоохранение и образование. Нас становится меньше; те, что еще живы — менее образованны, но зато более больны, чем те, что жили раньше. Население безмолвствует.

    Население не видит, что нынешняя «власть» ведет страну по той же тропе, которая двадцатью годами ранее привела к распаду СССР. Эта «власть» приватизировала страну, отобрала ее у граждан, и граждане забыли о стране.

    В России нет власти и нет общества. При этих условиях вопрос о существовании страны — это вопрос ближайшего будущего.

    Все, о чем сказано выше, неоднократно описано многими, обстоятельно и доказательно. Теперь писать мало, теперь надо кричать и будить население. Надо дать им возможность превращаться в граждан. Это наш единственный шанс спасти страну.

    Меня могут спросить: «А что делать-то?». Я бы не взялся за этот текст, если бы не имел вариантов ответа на такой вопрос. Но сейчас, подписав обращение вместе с другими, я обязан прежде всего согласовать свои ответы с их представлениями. Теперь мы должны предлагать решения согласованно, и не только между собой.

    Мы вместе с коллегами пытаемся второй раз войти в ту же реку. Первый раз это было в 2004 г. после трагедии в Беслане и последующего фарса в виде пакета «антитеррористических» мер, приписываемых Путину. Тогда мы полагали, что в опасности общество, у которого отбирают гражданские и политические права. Сейчас ситуация изменилась кардинально. Что касается прав, то под угрозой право на жизнь, но главная угроза — существование России.

    Тот наш опыт, поначалу успешный, закончился крахом. Не буду вдаваться в анализ причин. Людмила Михайловна Алексеева и я писали о них. Надеюсь, что неудачный опыт послужит нам уроком и мы сможем учитывать его при второй попытке.

    Среди близких мне людей есть такие, которые с горечью говорят: «Все. У России нет будущего». Если вернуться к тому, о чем я писал выше, такой диагноз имеет право на существование. Но он будет абсолютно справедлив при одном условии: если мы не попробуем своими силами опровергнуть его. Этот диагноз не учитывает одного крошечного обстоятельства — нас самих, не консилиум у одра умирающего, а активных людей, борющихся против гибели своей страны. Нас, это значит — каждого из нас по отдельности, если мы в состоянии отодрать зады от диванов. И нас вместе, если мы готовы забыть о разногласиях, несоизмеримых с тяжестью диагноза, и способны договориться о совместных действиях, направленных на одну цель: спасти страну от краха и дать ей шанс. Дать шанс нам.

    И последнее. Мы все, подписавшие обращение, люди не сильно молодые (подумать только: я самый молодой в нашей компании!). И это довольно горько. Нужны молодые, умные, сильные. Нужны такие же безнадежные романтики, какими были и остаемся мы сами. Такие люди есть. Мы это видим. Они тушат леса вместо пожарников (или вместе с ними). Они помогают детям вместо бросивших их родителей и равнодушного к ним государства. Они организуют домашние ясли, потому что государство не способно на такой подвиг. Они пытаются компенсировать отсутствие власти, о котором я писал выше. Я обращаюсь к ним: вы по отдельности можете на некоторое время и для себя решить каждую из перечисленных частных задач. Но ваши усилия будут обесценены, поскольку в стране нет власти и спит общество, поскольку страна исчезает на наших глазах.

    Родина в опасности! Надо ее спасать. Давайте делать это вместе.
    -.-.-.-.-.-.-.-.-     .-.-.-.-.-.

         Каждый раз когда я читаю Сатарова, очень сильно завидую логике и последовательности изложения.Сегодня он пишет о России.
    А мы  в Украине, накануне выборов смотрим на происходящее с нашими новыми депутатами, президентом, которые идут путем
    Путина-Медведева.Россия полностью деградировала. И украинские власти берут это в пример, совершенно не думая о последствиях.И еще больше о последствиях не думаем мы.В России есть куда уехать  в случае развала и народных волнений, а нам
    некуда.Призыв Родина в опасности!Надо ее спасать. Нас касается не меньше


  •  

    В Николаеве пенсионера обвинили в хулиганстве за требование от кассира Ощадбанка общаться по-украински

    Вчера, 17:01    Корреспондент.net  
                             
    В Николаеве пенсионера обвинили в хулиганстве за требование от кассира Ощадбанка общаться по-украински За требование книги жалоб в Ощадбанке против Ильченко возбуждено уголовное дело
    1/2 
    pn.mk.ua

    Сегодня, 13 сентября, Ленинский районный суд города Николаева рассмотрел дело против Анатолия Ильченко, обвиняемого в хулиганстве за то, что он требовал от работницы Ощадбанка общаться с ним на государственном языке, а после ее отказа - просил предоставить книгу жалоб и предложений.

    Как сообщает Николаевская областная организация Всеукраинского объединения Свобода, Ильченко обвинили в хулиганстве по статье 173 Кодекса Украины Об административных правонарушениях.

    По информации ВО Свобода, 10 сентября Ильченко зашел в банк, чтобы получить свою пенсию. После того, как он час простоял в очереди, ему сообщили, что аппарат для выдачи чеков сломан, а предупреждать об этом своих клиентов хотя бы с помощью объявления, работники банка не обязаны.

    "Сообщая обо всем этом, кассир Перхаева Любовь Васильевна отказалась переходить на государственный язык (а это государственный работник и получает заработную плату из наших с вами налогов). Ильченко владеет только украинским и немецким языками, поэтому не мог понять, что ему пыталась рассказать", - говорится в сообщении.

    Пенсионеру выдали квитанцию на русском языке, которую Ильченко вернул с надписью Текст не зрозумілий и потребовал квитанцию на украинском языке. Ему ответили, что в таком случае он теперь вовсе не получит не только квитанцию, но и пенсию, пишет сайт Преступности НЕТ.

    "Ильченко потребовал книгу жалоб, которую после пререканий все же получил. Ею оказалась обыкновенная непрошитая тетрадь, без пронумерованных страниц и других обязательных атрибутов подобной документации", - сообщает издание.

    Ильченко, возмущенный еще и этим фактом, вызвал милицию и сообщил, что тетрадь забирает с собой, чтобы предоставить ее как факт правонарушения. Кассир, в свою очередь, вызвала охрану банка.

    "Когда подоспели сотрудники охраны, Ильченко вернул импровизированную книгу жалоб. А милиционеры усмотрели в действиях пенсионера хулиганские действия, в результате чего и было возбуждено уголовное дело", - передает Преступности НЕТ.

    Сегодня, в день заседания, представители ВО Свобода устроили перед зданием суда митинг с плакатами в защиту Ильченко. Сам ответчик пришел в суд с переводчиком, и сообщил, что не понимает никакого языка, кроме украинского.

    Суд постановил признать Ильченко виновным в административном правонарушении - за блокирование работы банка - и присудил ему оплатить штраф в сумме 51 гривну.

    Как сообщил сам Ильченко, протокол судебного заседания он не подписал, так как тот составлен на русском языке. Хотя судья утвердил, что ответчик ознакомился с постановлением и отказался его подписывать.

    Ильченко намерен оспаривать данное решение в судах высшей инстанции.

    Корреспондент.net
    Тэги: Языковой вопрос, Николаев, ВО Свобода, Ощадбанк
     Вот прочел, и снова стало не по себе.Неужели это равноправие, если человеку нельзя получить В УКРАИНЕ бумажку на украинском
    языке в государственном учреждении.Он в своем праве.

  • Вот и опять, и снова из России, Украины сообщают о событиях и в основном идет негатив по поводу нарушения прав и свобод граждан
    на волеизъявление, неадекватных или даже жестких действиях правоохранительных органов на местах.И при всем этом очень много
    сообщений о жестоких преступлениях против личности.Поневоле возникает мысль, что милиция работает не для охраны общественного порядка и пресечения преступлений, а с целью создания максимальных условий для сохранения высокого уровня
    преступности, нарушения существующих законов гражданами.
        После такого замечания предлагаю безумную идею - существование органов внутренних дел поддерживается суть идеи.И не необходимость соблюдения законов определяет их наличие, а они сами формируют и обеспечивают собственную необходимость.
      Такова, же и суть политиков.Политики  - часть общества намеренно создающая условия для собственного существования, и если таких
    условий нет - они намеренно интригуют, провоцируют и  создают видимость собственной необходимости
       Вот наконец и выборы в Украине.Их надо было бы придумать.А зачем?.

  • Нет -до такого состояния не доходило!

  • Всегда чем-нибудь увлекался, увлекаюсь и не собираюсь бросать это увлекательное дело... Влиять конечно же влияло и в лучшую, и в худшую сторону. "Освобождаться" не собираюсь!
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →