Террористы-атеисты. Кровь и бессмыслица русского террора

105 лет назад, 14 сентября 1911 года эсером-террористом Дмитрием Богровым был смертельно ранен премьер-министр Пётр Столыпин, а 150 лет назад, 15 сентября 1866 года был повешен промахнувшийся при покушении на Александра II Дмитрий Каракозов (до царя террористы и через 15 лет всё равно дотянутся). Всего же жертвами нападений стали 4,5 тысячи царских чиновников. Как видим — масштабный терроризм совсем не обязательно бывает только «фундаменталистским».
— Редактор LJ Media

Из показаний Д.В. Каракозова следственной комиссии по делу о покушении на Александра II 4 апреля 1866 года

— Когда и при каких обстоятельствах родилась у вас мысль покушиться на жизнь государя императора? Кто руководил вас совершить это преступление и какие для сего принимались средства?

— Эта мысль родилась во мне в то время, когда я узнал о существовании партии, желающей произвести переворот в пользу великого князя Константина Николаевича. Обстоятельства, предшествовавшие совершению этого умысла и бывшие одною из главных побудительных причин для совершения преступления, были моя болезнь, тяжело подействовавшая на мое нравственное состояние. Она повела сначала меня к мысли о самоубийстве, а потом, когда представилась цель не умереть даром, а принести этим пользу народу, то придала мне энергии к совершению моего замысла. Что касается до личностей, руководивших мною в совершении этого преступления и употребивших для этого какие-либо средства, то я объявляю, что таких личностей не было: ни Кобылин, ни другие какие-либо личности не делали мне подобных предложений. Кобылин только сообщил мне о существовании этой партии и мысль, что эта партия опирается на такой авторитет и имеет в своих рядах многих влиятельных личностей из числа придворных. Что эта партия имеет прочную организацию в составляющих ее кружках, что партия эта желает блага рабочему народу, так что в этом смысле может назваться народною партиею...

ycnokoutellb: Могут ли атеисты быть террористами?

Обычно террору приписывают религиозные мотивы. Однако в нашей стране первыми террористами были атеисты. В общей сложности в России в 1901-11 жертвами террористических актов стали около 17 тыс. человек убитыми и раненными.

Из «Катехизиса революционера» С.Г.Нечаева, руководителя группы . «Народная расправа»:

«§ 5. Революционер — человек обреченный. Беспощадный для государства и вообще для всего сословно-образованного общества, он и от них не должен ждать для себя никакой пощады. Между ними и им существует тайная или явная, но непрерывная и непримиримая война на жизнь и на смерть. Он каждый день должен быть готов к смерти. Он должен приучить себя выдерживать пытки...

§ 25. Поэтому, сближаясь с народом, мы прежде всего должны соединиться с теми элементами народной жизни, которые со времени основания московской государственной силы не переставали протестовать не на словах, а на деле против всего, что прямо или косвенно связано с государством: против дворянства, против чиновничества, против попов, против гилдейского мира и против кулака мироеда. Соединимся с лихим разбойничьим миром, этим истинным и единственным революционером в России.»

Терроризм в России конца 19 — начала 20 веков, как метод политической борьбы против самодержавия входит в арсенал русского революционного движения с 1860-х гг. В литературе принято различать «террор» — насилие сильных над слабыми (государства над оппозицией) и «терроризм» — применение насилия и устрашения слабыми (оппозицией) по отношению к сильному (государству). Именно терроризм становится неизменной составляющей частью революционного движения. В истории российского государства до 1917 отчетливо выделяются два «пика» террористической борьбы — в 1878-1882 и 1901-1911.

Выстрел Каракозова. «Нечаевщина». Теракты народников

4 апреля 1866 в Петербурге Д.В.Каракозов, участник революционной «Организации» Н. А. Ишутина, стрелял в императора Александра II, но промахнулся. Покушение, по-видимому, было совершено им по собственной инициативе. В прокламации, написанной им еще до покушения, подчеркивалась необходимость указать народу его главного врага. Каракозов был повешен по приговору Верховного уголовного суда. Покушение же вызвало взрыв верноподданнических чувств в обществе и повлекло за собой свертывание властями политики реформ.Наиболее откровенное теоретическое обоснование террористическая тактика получила в «Катехизисе революционера» (1869) С. Г. Нечаева, в котором предписывалось физическое устранение своих противников.

Дмитрий Каракозов, 1865 год

«Прежде всего должны быть уничтожены люди, — считал Нечаев, — особенно вредные для революционной организации, и такие, внезапная и насильственная смерть которых может навести наибольший страх на правительство и, лишив его умных и энергических деятелей, потрясти его силу». На практике идеи «Катехизиса» были реализованы 21 ноября 1869 членами созданной Нечаевым тайной организации «Народная расправа» — в Москве был убит входивший в эту организацию студент И. И. Иванов, который якобы представлял опасность для нечаевцев. Но убийство было вскоре раскрыто, начался открытый процесс.

Публикация в газетах «Катехизиса» вызвала широкий общественный резонанс. «Нечаевщина» дискредитировала революционеров в глазах общества и обусловила в нем стойкую «аллергию» к терроризму.Однако неудачи пропагандистской кампании народников в 1870-х гг., вызванные явной невосприимчивостью русского крестьянина к социалистическим идеям, ужесточение преследований со стороны правительства, вновь заставили революционеров обратиться к радикальным средствам борьбы. Особую роль в переходе народников от пропаганды к террору, от анархизма к политической борьбе сыграл провал «хождения в народ», массовые аресты и последовавшие за ними «Процесс 50-ти» (1877) и «Процесс 193-х» (1877-78) и др., в результате которых многим подсудимым были вынесены весьма суровые приговоры. Ключевым моментом в дальнейшей истории российского терроризма стал выстрел В. И. Засулич, которым 24 января 1878 был тяжело ранен петербургский градоначальник Ф. Ф. Трепов. Однако суд присяжных оправдал революционерку, которая была немедленно освобождена из-под стражи. Оправдательный приговор вселил надежду, что революционеры-террористы могут рассчитывать на сочувствие общества.

В программе крупнейшей в то время в России социально-революционной организации «Земля и воля» (1876-79) террор рассматривался как орудие самозащиты и мести, но в реальной жизни террор стал играть более значительную роль. В 1878 последовал целый ряд террористических актов — убийства жандармского офицера Г. Э. Гейкинга и агента сыскной полиции А. Г. Никонова, покушение на киевского прокурора М. М. Котляревского. Участниками николаевского кружка С. Я. Виттенберга — И. И. Логовенко готовился взрыв царского поезда. Но за два дня до проезда императора через Николаев террористы были арестованы и впоследствии казнены. 4 августа 1878 средь бела дня на Михайловской площади в Петербурге был заколот кинжалом шеф жандармов генерал-адъютант Н. В. Мезенцов. Он был убит С. М. Кравчинским (литературный псевдоним — С. Степняк) из-за того, что генерал убедил Александра II не смягчать приговор осужденным по «Процессу 193-х». Кроме того, теракт Кравчинского был расценен как немедленный ответ на казнь революционера-народника И. М. Ковальского, который по случайному совпадению был расстрелян в Одессе 2 августа 1878, оказав вооруженное сопротивление при аресте.В начале 1879 покушения следуют одно за другим. В феврале были убиты — в Харькове генерал-губернатор князь Д. Н. Кропоткин, в Москве агент полиции Н. В. Рейнштейн, в марте в Петербурге Л. Ф. Мирский стрелял в шефа жандармов А. Р. Дрентельна, но промахнулся. Характерно, что ни один из террористов не был задержан на месте покушения.

Наконец, в марте 1879 при обсуждении вопроса о покушении на Александра II сразу трое землевольцев объявляют о своем намерении убить царя. Выбор пал на А. К. Соловьева, кандидатуры поляка Л. А. Кобылянского и еврея Г. Д. Гольденберга были отвергнуты по национальным мотивам. 2 апреля 1879 Соловьев стрелял в царя на Дворцовой площади, но ни один из его пяти выстрелов не достиг цели. Террорист был схвачен и вскоре повешен. После этого покушения Россия по распоряжению царя была разделена на шесть генерал-губернаторств с предоставлением генерал-губернаторам чрезвычайных прав вплоть до утверждения смертных приговоров.Противоречия в среде революционеров.

Нарастание террористических тенденций привело к острым разногласиям внутри «Земли и воли»; многие ее члены решительно выступали против покушения Соловьева, справедливо полагая, что оно приведет к усилению репрессий и погубит дело пропаганды. Было найдено компромиссное решение — организация не поддерживает террориста, но отдельные ее члены могут оказывать содействие ему как частные лица. Полемика выплеснулась на страницы землевольческой печати. В статье «Значение политических убийств» (Листок «Земли и воли», № 2-3, 1879) один из идеологов терроризма Н. А. Морозов писал, что «...мы признаем политическое убийство за одно из главных средств борьбы с деспотизмом». Однако далеко не все деятели революционного движения разделяли его взгляды; наиболее последовательно против терроризма выступал Г. В. Плеханов. Расхождения в подходах к тактике терроризма (шире — по отношению к политической борьбе) привели к расколу «Земли и воли» на «Народную волю» (сторонников политической борьбы, признающих терроризм как ее средство) и «Черный передел», в который вошли адепты прежней народнической тактики. Раскол оформился к осени 1879. В «Программе Исполнительного комитета» «Народной воли» террористической деятельности отводилось достаточно скромное место, но в реальности терроризм оказался наиболее эффективным средством политической борьбы.

Подготовка к покушению на Александра II и само покушение

Главным делом руководства партии стала «охота» на Александра II, которая аккумулировала все ее немногочисленные силы. 19 ноября 1879 прогремел взрыв царского поезда под Москвой при возвращении императора из Крыма. Под полотно железной дороги был сделан подкоп из домика железнодорожных служащих супругов Сухоруковых, в роли которых выступили Л. Н. Гартман и С. Л. Перовская. Из-за неточной информации народовольцы пропустили поезд, в котором следовал царь, и взорвали один из вагонов свитского поезда. При взрыве никто не пострадал.

5 февраля 1880 новое, беспрецедентное по дерзости покушение на императора — взрыв в Зимнем дворце, осуществленный С. Н. Халтуриным. Ему удалось устроиться на работу во дворец столяром и, как многим неженатым мастеровым, поселиться в одном из подвальных помещений, расположенных под кордегардией и царской столовой. Халтурин сумел в несколько приемов пронести динамит в свою комнату, рассчитывая осуществить взрыв в тот момент, когда царь будет находиться в столовой. Но царь в этот день опоздал к обеду. Тем не менее при взрыве были убиты и ранены несколько десятков солдат охраны.

Степан Халтурин, 1870-е годы

Взрыв в Зимнем дворце заставил власти принять неординарные меры. Правительство было также озабочено поисками поддержки в обществе с целью изоляции радикалов. Была образована Верховная распорядительная комиссия во главе с популярным, авторитетным в то время генералом М. Т. Лорис-Меликовым — в свою бытность харьковским генерал-губернатором он обошелся без применения смертных казней. Фактически он получил диктаторские полномочия, но поскольку одновременно проводил политику завоевания доверия в обществе, то получил прозвище «бархатного диктатора». При нем в 1880 было упразднено Третье Отделение Собственной его императорского величества канцелярии (тайная полиция). Полицейские функции были теперь сосредоточены в департаменте полиции, образованном в составе министерства внутренних дел.

Около года продолжалось «затишье» — ни террористических актов, ни смертных казней. Но, после того как в ноябре 1880 были повешены народовольцы А. А. Квятковский, в бумагах которого был обнаружен план Зимнего дворца с помеченной крестиком столовой, и А. К. Пресняков, оказавший вооруженное сопротивление при аресте, цареубийство становилось актом возмездия и делом чести партии. Тщательно проследив маршруты царских выездов, народовольцы по возможному пути следования самодержца, на Малой Садовой улице, сняли лавку для торговли сыром (в роли хозяев Кобозевых выступали А. В. Якимова-Диковская и Ю. Н. Богданович). Из помещения лавки был сделан под мостовую подкоп и заложена мина. Неожиданный арест одного из лидеров партии А. И. Желябова в конце февраля 1881 заставил ускорить подготовку покушения, руководство которым взяла на себя С. Л. Перовская. Разрабатывался еще один вариант. Были срочно изготовлены ручные разрывные снаряды на тот случай, если бы Александр II проследовал по другому маршруту — набережной Екатерининского канала. Там его ждали бы метальщики с ручными бомбами.

1 марта 1881 царь поехал по набережной. Взрывом первой бомбы, брошенной Н. И. Рысаковым, была повреждена царская карета, ранено несколько охранников и прохожих, но Александр II уцелел. Тогда другой метальщик, И. И. Гриневицкий, подойдя вплотную к царю, бросил ему бомбу под ноги, от взрыва которой оба получили смертельные ранения. Александр II скончался через несколько часов.

Игнатий Гриневицкий, 1870-е годы

В результате предательства Рысакова и массовых полицейских облав большинство непосредственных участников покушения были арестованы. На процессе по делу «первомартовцев» к смертной казни были приговорены С. Л. Перовская (первая женщина в России, казненная за политическое преступление), А. И. Желябов, Н. И. Кибальчич, изготовивший взрывные устройства, Т. М. Михайлов (член отряда метальщиков) и Н. И. Рысаков. К смертной казни была также приговорена Г. М. Гельфман, хозяйка конспиративной квартиры. Но из-за беременности ей смертная казнь была отсрочена до рождения ребенка, а затем под давлением мирового общественного мнения заменена вечной каторгой, которую отбывать ей не пришлось — она умерла вскоре после родов.

Цареубийство привело к результатам, прямо противоположным тем, на которые рассчитывали народовольцы. Смерть «царя-освободителя» вызвала скорбь в народе; либеральное общество не поддержало террористов, которыми еще недавно восхищалось. Александр III после недолгих колебаний отказался подписать проект «Конституции» М. Т. Лорис-Меликова, в принципе одобренный его отцом и означавший хотя и очень робкое, но все же некоторое движение к представительству. Либеральные министры были вынуждены уйти в отставку, правительство вступило на путь контрреформ.

«Народная воля» к 1883 была разгромлена, последующие попытки ее восстановления успеха не имели. Однако опыт ее борьбы и особенно цареубийство оказали колоссальное влияние на последующий ход революционного движения в России. «Народная воля» как идеальная конспиративная революционная организация убедила, что можно и с ничтожными силами реально противостоять репрессивному аппарату могущественной империи. Терроризм расценивали в качестве весьма действенного средства сопротивления властям предержащим. Поражение «Народной воли» ее последователи объясняли нехваткой людских ресурсов у партии, которая не сумела превратить терроризм в систематическое орудие борьбы. В 1880-е гг. террористическую тактику признают эффективной и включают в свои программные документы не только все мало-мальски заметные группы народовольческого толка, но даже плехановская группа «Освобождения труда». 1 марта 1887 участниками террористической фракции «Народной воли» (группа П. Я. Шевырева — А. И. Ульянова) была предпринята неудачная попытка покушения на Александра III. Дело «вторых первомартовцев» закончилось пятью виселицами — были казнены П. И. Андреюшкин, В. Д. Генералов, В. С. Осипанов, А. И. Ульянов (брат Владимира Ленина, — прим.ред.) и П. Я. Шевырев.

В течение почти 20 лет после разгрома «Народной воли» попытки русских революционеров возобновить террористическую борьбу неизменно заканчивались неудачей. Однако противостояние самодержавия, не желавшего поступиться хотя бы частью власти, с одной стороны, и крайне радикальные настроения левого крыла общества, с другой, привели к новой, гораздо более мощной террористической атаке на власть.

Взлет терроризма в начале 20 века

14 февраля 1901 бывший студент П. В. Карпович смертельно ранил министра народного просвещения Н. П. Боголепова в ответ на расправу с участниками студенческих волнений — массовые исключения и сдачу в солдаты. Выстрел Карповича, действовавшего по собственной инициативе, послужил сигналом к активизации террористической борьбы, неслыханной по своим масштабам в истории 20 в.

В 1902 была образована Боевая организация эсеров, считавшая себя преемницей «Народной воли». Основателем и главой этой организации в 1902-03 г. был Г. А. Гершуни. 2 апреля 1902 эсер С. В. Балмашев застрелил министра внутренних дел Д. С. Сипягина. Это был первый теракт Боевой организации. Под руководством Гершуни были совершены также в 1903 убийство уфимского губернатора Н. М. Богдановича и покушение на харьковского губернатора И. М. Оболенского. После ареста Гершуни организацию возглавил Е. Ф. Азеф, являвшийся в течение 10 лет платным осведомителем полиции, а его заместителем стал Б. В. Савинков. Самые громкие террористические акты Боевой организации были осуществлены, когда у ее руля находились именно эти фигуры. 15 июля 1904 эсером Е. С. Созоновым был убит министр внутренних дел В. К. Плеве и 4 февраля 1905 великий князь Сергей Александрович, который погиб от бомбы, брошенной И. П. Каляевым. Убийство Плеве повлекло за собой изменение политики самодержавия, пошедшего на некоторые уступки либеральному обществу.

Евно Азеф, hrono.ru

Особый размах эсеровский террор приобрел в период революции 1905-07. Кроме Боевой организации, в стране действовали летучие боевые отряды, подчинявшиеся областным партийным комитетам, а также местные боевые дружины. Всего за 1901-11 эсеровскими боевиками было совершено 263 террористических акта. Их жертвами стали 2 министра, 33 генерал-губернатора, губернатора и вице-губернатора, 16 градоначальников, начальников окружных отделений, полицмейстеров, прокуроров, их помощников, начальников сыскных отделений, 7 генералов и адмиралов, 15 полковников, 8 присяжных поверенных, 26 агентов полиции и провокаторов.Среди террористов было немало женщин. Огромной популярностью в народе пользовалась М. А. Спиридонова, которая смертельно ранила губернского советника Г. Н. Луженовского, руководившего подавлением крестьянских выступлений в Тамбовской губернии. Подвергшись насилию со стороны арестовавших ее офицеров, Спиридонова стала символом народной заступницы и одновременно мученицы. Второй женщиной, после С. Л. Перовской, казненной за политическое преступление, стала З. В. Коноплянникова, застрелившая командира Семеновского полка генерала Г. А. Мина. Также были казнены террористки Е. П. Рогозинникова, Ф. М. Фрумкина, А. А. Севастьянова, М. Федорова, без суда была расстреляна Е. А. Измайлович, стрелявшая в адмирала Г. П. Чухнина.

Универсальным методом борьбы против самодержавия и «эксплуататоров», а также средством агитации считали террор отколовшиеся от партии эсеров эсеры-максималисты. На их счету наиболее жестокие и кровавые террористические акты в ходе первой русской революции, в т. ч. взрыв дачи премьер-министра П. А. Столыпина, когда в день приема, 12 августа 1906 года трое террористов, вызвавшие подозрение охраны, взорвали себя вместе с посетителями. В результате число жертв достигло 30 человек, а всего пострадало около 100. В 1906-07 годах на счету максималистов было около 50 терактов. Значительная часть жертв террористических актов начала века приходится и на долю различных анархистских групп, которые выступали против «непосредственных эксплуататоров», используя терроризм в качестве «пропаганды действием». Так, группы «безмотивных террористов» считали основной целью своей деятельности организацию антибуржуазного террора; принадлежность к классу «паразитов-эксплуататоров» считалась достаточным основанием для смертного приговора. «Безмотивники» ответственны за взрывы в ресторане «Бристоль» в Варшаве в ноябре 1905 года и у кофейни Либмана в Одессе в декабре 1905. Правда, к идейным анархистам зачастую примыкали различные криминальные или полукриминальные элементы, прикрывавшиеся анархистскими лозунгами. В годы первой русской революции действовали и правые террористы, которые организовали убийства депутатов Государственной думы М. Я. Герценштейна, Г. Б. Йоллоса и покушение на бывшего премьер-министра С. Ю. Витте.

Что в итоге?

Всего за этот период террористами было убито и ранено около 4,5 тыс. государственных служащих различного уровня. «Попутно» было лишено жизни 2180 и ранено 2530 частных лиц. В общей сложности в 1901-11 жертвами террористических актов стали около 17 тыс. человек.После революции 1905-07 террористическая активность идет явно на спад, причиной которого стали многочисленные случайные жертвы терактов, практика экспроприаций, наконец, провокация, которой оказались пронизаны даже самые известные террористические организации.

Смертельный удар по моральному престижу терроризма нанесло разоблачение в 1908 В. Л. Бурцевым главы Боевой организации Е. Ф. Азефа, самого высокопоставленного, но далеко не единственного провокатора среди эсеровских террористов. В 1909 разразился новый скандал — эсер А. А. Петров согласился работать на охранку при условии его освобождения из заключения, затем покаялся и с санкции ЦК взорвал у себя на квартире начальника петербургского охранного отделения полковника В. Карпова.

Дмитрий Богров, 1910 год

Одним из последних, потрясших всю Россию террористическим актом в то десятилетие, было убийство премьер-министра П. А. Столыпина в Киеве 1 сентября 1911. Анархист Д. Г. Богров, будучи одновременно сотрудником охранки, получил именной пропуск в строго охраняемый оперный театр. Во время антракта выстрелами в упор ранил Столыпина. После недолгого следствия Богров был повешен. Истинные мотивы покушения остались неясны: в качестве кого он действовал — революционера или тайного агента. После 1917 терроризм как средство борьбы за власть был взят на вооружение большевиками. Безусловно, государственный террор советского периода истории, унесший миллионы человеческих жизней, генетически связан с терроризмом дореволюционным. Возможно, преступно легковесное отношение к человеческой жизни сформировалось именно тогда, когда терроризм снизу столкнулся с террором сверху.

Источник — http://ycnokoutellb.livejournal.com/26921.html

«...Развлечение это, стоившее нам стольких слез, придумал бледный гимназист. Его звали Багров. Несколько лет спустя он стрелял из револьвера в Киевском оперном театре в царского министра Столыпина, убил его и был повешен. На суде Багров держался лениво и спокойно. Когда ему прочли приговор, он сказал: „Мне совершенно все равно, съем ли я еще две тысячи котлет в своей жизни или не съем“...»

Константин Паустовский, «Повесть о жизни»

Как видим, в большинстве случаев террористы-революционеры лишь убивали людей (от царя до оказавшихся не в то время и не в том месте самых простых), но большей частью своей цели не достигали — в ответ на их покушения и Александр II лишь тормозил реформы, а Александр III и вовсе их свернул. Общество большей частью лишь отворачивалось от революционеров. При Николае II, правда, власти вначале пошли на некоторый диалог с обществом, но после революции 1905 года вновь развернули волну репрессий и терроризм сошёл на нет — выстрел Богрова в Столыпина стал скорее исключением. А революция 1917 года произошла по совсем другой причине, прежде всего из-за раскола в самих верхах на фоне зашедшей в тупик кровавой Первой мировой войны.

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт