Категории:

Фанерный лист Канторовича. Почему гения плановой экономики больше знают на Западе

105 лет назад, 19 января 1912 года родился Леонид Канторович, советский математик и одновременно экономист, единственный лауреат Нобелевской премии по экономике из СССР. Его и сегодня больше помнят на Западе, хотя линейное программирование Канторовича, отмеченное той самой премией, создавалось как раз для советской плановой экономики. Но не всегда применялось на производстве из-за её противоречий и «подводных камней».
— Редактор LJ Media

Леонид Канторович (1912-1986)

Родился в 1912 году в Санкт-Петербурге в семье врачей, окончил математический факультет Ленинградского университета, в 22 года стал его профессором. В 1930-е годы консультировал ряд производств для оптимизации работы станков и сокращения доли отходов при применении оптимальных математических форм для изготовления продукции. В 1939 году опубликовал работу «Математические методы организации и планирования производства», где на основе своего опыта описал задачи экономики, поддающиеся открытому им математическому методу и тем самым заложил основы линейного программирования.

Леонид Канторович, 1949 год

Казалось бы, именно плановая экономика с её высокой степенью организации сверху донизу наиболее подходила для применения математических методов на практике, но... гладко, как оказалось, было только на бумаге. Например, после того, как Канторович предложил оптимальный метод распила фанерного листа, его попытались применить и к разрезанию стальных листов. На одной из фабрик действительно удалось улучшить показатели в сфере экономии сырья, но плановая система ведь требовала, чтобы во-первых в следующем году план был перевыполнен (что было невозможно, так как найденное решение и было абсолютным максимумом), а также был «сделан план» по металлолому, а ведь отходов — обрезков стальных листов, теперь стало меньше! В итоге, чтобы не загреметь на Колыму за какое-нибудь «вредительство» руководство фабрики решило больше с математиками не связываться. А в 1940-е метод Канторовича был и вовсме подвргнут критике как антимарксистский и «заимствующий положения буржуазных теорий».

В 1960 году, после доноса «коллег»-экономистов, в котором Канторовича обвиняли в сумасшествии, мании величия, пропаганде лженаучных идей «итальянского фашиста Парето, любимца Муссолини», математика-экономиста поместили в психбольницу. Выписался он оттуда только благодаря своему брату — известному психиатру.

lenta.ru
Интересно, что одновременно с ним, но ничего не зная о его работе, такое же исследование проводил американский экономист голландского происхождения Тьяллинг Купманс. И пришел точно к таким же результатам. И, как это часто бывает в России, идею Леонида Канторовича оценили в его собственной стране только после того, как ее начали активно применять за рубежом

Лишь в 1975 году Канторович стал лауреатом Нобелевской премии по экономике (совместно с тем самым Купмансом «за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов»). Сегодня разработанные им методы активно применяются на производствах ведущих стран мира. На церемонии вручения представитель Шведской королевской академии наук сказал: «Основные экономические проблемы могут изучаться в научном плане, независимо от политической организации общества, в котором они исследуются».

so_lstice: Канторович Леонид

...К сожалению, должного отклика открытие Канторовича в то время не нашло, несмотря на то, что автор всячески стремился довести его до более широкого круга заинтересованных лиц. Даже написанные им статьи пролежали в редакциях до 1949 года, когда Канторович стал лауреатом Сталинской премии. Беда в том, что математическая школа в экономике считалась тогда в СССР «антимарксистской школой», и использование математики в экономике рассматривалось как средство апологетики капитализма. Об этом писал сам Канторович, объясняя трудности внедрения своего метода в народное хозяйство.

Попытка продвинуть идею о целесообразном использовании ресурсов во время войны вызвала негативную реакцию в Госплане и была отвергнута председателем Н.Вознесенским. Во время заседания кое-кто из присутствующих даже предложил арестовать Канторовича. После этого некоторые экономисты начали благоразумно избегать встреч с ученым, опасаясь негативных последствий.

Казалось, после Сталинской премии (Канторович получил ее за работы по вычислительной математике) и особой правительственной премии за участие в атомном проекте, его позиции в научном мире укрепились, но на самом деле борьба с «ревнителями марксизма» продолжалась. В 1957 году Канторович пытается опубликовать большую рукопись, написанную еще в сорок втором, но проректор Ленинградского университета отказывает в публикации, опасаясь лишиться из-за нее членства в партии. Это еще раз показывает обстановку в научной среде, мало изменившуюся даже в период так называемой «оттепели»...

В Советском Союзе факт присуждения Канторовичу Нобелевской премии фактически замалчивался, несмотря на то, что Л.Канторович (вместе с В.Немчиновым) получил Ленинскую премию за решение проблем наилучшего использования резервов. Сообщение о новом советском нобелевском лауреате напечатали мелким шрифтом, и оно потонуло в массе текущих материалов. Сама церемония вручения фактически не комментировалась. Консерваторы не отказались от своей борьбы как против идей Л.Канторовича, так и против их создателя. Наглядным примером этому является то, что даже в 1982 году, в юбилейной статье о Канторовиче, Нобелевская премия и вовсе не упоминалась, хотя старательно перечислялись все его семь орденов, врученных в Советском Союзе...

Читать далее в блоге автора

____________________________

ant_63: Первый интернет был сделан в России

...В основе советской экономики лежали планы, из которых наиболее известны так называемые пятилетки. Планы устанавливались государственными органами и осуществлялись на отраслевом и национально-промышленном уровне. В конце каждого отчетного периода объявлялось о достигнутых результатах, и на их основании формулировались будущие цели. Тому, что плановая экономика на практике почти не работала, есть несколько причин, и выделить основную не составляет труда: по мере того, как развивались промышленность и ее бюрократическая надстройка, росло количество государственных структур. Результатом стали дефицит и низкое качество товаров, а также развитие неофициальных отраслей за рамками плана. В 1954 году подсчитали, что 15% трудоспособного советского населения работало в сфере администрирования. Эта цифра подтверждает внутреннюю системную ошибку плановой экономики: бюрократия распространилась и сама стала фактором власти, но при этом усугубились проблемы координации.

В таких условиях зародилась советская кибернетика. В ее основе лежали управление и контроль, на этом строятся искусственный интеллект, системы контроля, теория информации. Ведущие математики и теоретики, такие как Анатолий Китов, Виктор Глушков и Леонид Канторович осознавали, что можно связать компьютеры в сеть и заставить ее работать во благо идей коммунизма. Координационные проблемы в советской экономике могли быть решены математически. Национальная компьютерная сеть на основе принципов линейного программирования Канторовича теоретически могла применяться во всех структурах и областях промышленности. Речь шла о полностью автоматизированной системе управления экономикой страны, которая свела бы к минимуму риски административных ошибок. Лучшей заменой Сталину стал бы не другой человек, а технократически организованная компьютерная сеть для оптимального распределения ресурсов...

Читать далее в блоге автора

slovomir: Леденец Канторовича

Выдающийся советский математик Леонид Витальевич Канторович (1912-1986), удостоенный Нобелевской премии по экономике (как один из создателей линейного программирования), в годы Великой Отечественной войны преподавал высшую математику в Военном инженерно-техническом университете (ВИТУ ВМФ) в Ленинграде. При этом его, как и многих других преподавателей, мобилизовали в армию и, учитывая молодость, присвоили звание матроса-старшины второй статьи.

В итоге молодого профессора поставили на довольствие, а жить ему пришлось в кубрике вместе с курсантами. Оторванному от жизни ученому пришлось там несладко. Курсанты учили его курить и ругаться матом. Но особенно издевался над Канторовичем один подполковник, заместитель начальника училища по строевой части. Нутром чуя классово чуждый ему элемент, этот солдафон не упускал случая досадить «прохвессору».

Однажды, увидев своего «любимца», стоящим на посту у проходной училища, он «расщедрился» и дал тому конфету. Вернувшись через минуту, злодей увидел, что простодушный Канторович употребил подарок в дело и с задумчивым видом сосет «троянскую» карамельку (а есть на посту строго запрещено уставом). Возрадовавшись, подполковник тут же отчитал ослушника, заставил выплюнуть конфету и в довершение всех бед назначил ему несколько нарядов вне очереди. Удивительнее всего, что история с конфетой повторялась снова и снова, и каждый раз рассеянный ученый попадался на эту уловку.

Вполне возможно, что подполковник совсем бы затюкал Канторовича или сгноил его на гауптвахте, если бы не случай. К одному из курсантов, искренне сочувствующему профессору, приехал его дед, академик и генерал, член Совета Обороны. Внук рассказал ему об издевательствах над Канторовичем, которого тот хорошо знал, как блестящего ученого. Последствия были самые неожиданные.

Где-то через два месяца в училище было объявлено общее построение. Спустя минуты, несколько сот курсантов и преподавателей замерли на плацу.

— Старшина второй статьи Канторович! — рявкает генерал Бугров, начальник училища. — Выйти из строя!

Будущий нобелевский лауреат кое-как, путаясь в ногах и полах шинели, выходит вперед.

— Приказом командующего округом, — громовым голосом объявляет генерал, — вам присваивается звание полковника!

С этого момента мучения Канторовича прекратились, а злокозненный подполковник должен был теперь первым отдавать честь бывшей жертве, в мгновение ока ставшей выше его по званию.

(по мотивам воспоминаний лауреата Государственной премии СССР А. Образцова, см. «Наука и жизнь», № 5, 2004)

Читать далее в блоге автора

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию