Пещеры и ватники Мао. Самый романтичный период жизни «Великого Кормчего»

  • 20
40 лет назад, 9 сентября 1976 года умер Мао Цзедун — один из крупнейших коммунистических вождей ХХ века, чьё учение оказалось живучим и сегодня. Говорить о Мао — его интерпритиции идей Маркса и Ленина, «Большом скачке» и «Культурной революции», истреблении воробьев, конфликте с СССР за остров Даманский можно бесконечно. А можно посмотреть то место в китайской провинции, где он отсиживался в 1938-1943 годах и был счастлив.
Редактор LJ Media

dmitry_a: О Мао Цзедуне без пиетета

Уже более 36 лет прошло со дня смерти Мао Цзэдуна. Человек оставил след в истории. Глубокий след. Потому точки зрения на эту историческую фигуру на удивление разнообразны, что вызывает оживлённые дискуссии.

Ниже я попытаюсь сформулировать собственное отношение к Мао Цзэдуну. Оно основывается на общеизвестных сведениях об этом человеке, а насколько убедительна моя интерпретация фактов — судить читателям.

Мао Цзедун в 1920-е годы, из блога dmitry_a

Мао Цзэдун с детства любил читать. Тем не менее, к получению систематического образования не стремился, хотя такие возможности имелись.

Его очень увлекали книги, в которых описывались деяния великих исторических личностей, как китайских, так и зарубежных. Я думаю, что именно тогда у Мао образовалась цель, к которой он последовательно стремился и которой достиг: стать правителем Китая.

Ему, изучавшему историю своей страны, было понятно, что для парня из народа единственная возможность стать правителем — это возглавить массовое повстанческое движение и свергнуть существующую власть.

Династию Цин уже свергли без его участия. И тогда он примкнул к только-только зарождавшемуся коммунистическому движению Китая. Умный, честолюбивый и энергичный молодой человек с самого начала оказался в первых рядах китайских коммунистов. Через десяток лет Мао Цзэдун был одним из руководителей КПК. Но не первым.

После разрыва КПК с Гоминьданом между бывшими союзниками началась война. Основные силы китайских коммунистов совершили т. н. «Великий поход» и прочно обосновались в окрестностях г. Яньань. Там, в районе, контролировавшемся военными силами КПК, Мао Цзэдун безвыездно провёл несколько лет. Однако его пребывание в Яньани никак нельзя назвать отдыхом в глубоком тылу. Мао работал. Напряжённо работал над тем, чтобы стать первым. Занялся теоретической работой, создавая обоснование практики коммунистического движения в крестьянской стране. Продвигал своих единомышленников и задвигал оппонентов, венцом чему явилась кампания «чжэнфэн». Главным образом стараниями Линь Бяо в эти годы был сформирован культ личности Мао Цзэдуна среди членов КПК рядового и среднего звена.

Жизненный этап пребывания в Яньани явился самым критическим в жизни Мао Цзэдуна, из которого он вышел уже Председателем Мао.

После завершения Второй мировой войны был недолгий период перемирия с Гоминьданом, а затем гражданская война возобновилась с куда большим ожесточением, нежели в 30-е годы. США пытались убедить Чана и Мао сформировать коалиционное правительство, да и СССР (в лице Сталина, не доверявшего Мао Цзэдуну) был не против такой перспективы, но Мао Цзэдун полагал, что в новой ситуации КПК может победить.

В итоге Гоминьдан проиграл войну, хоть и не был разбит окончательно. Коммунистам осталась разорённая страна, которая и без войны была бедной и неразвитой. Спасением явилась помощь СССР. В первой половине 50-х годов с советской помощью Китай заложил основы собственной тяжёлой промышленности.

Экономическая помощь повлекла рост просоветских настроений в Китае, в том числе и в КПК. Мао Цзэдуну это очевидно не нравилось. Во второй половине 50-х он работает над тем, чтобы экономическое развитие больше ассоциировалось с усилиями самих китайцев, нежели внешней помощью. После второй сессии VIII съезда КПК (май 1958) начинается т. н. «Политика трёх красных знамён». Под «знамёнами» понимаются новая генеральная линия КПК, «Большой скачок» и «народные коммуны».

Мероприятия «Большого скачка» и насаждение «народных коммун» привели к трагическим результатам. Производство продовольствия упало до такой степени, что с 1959 по 1961 год от голода умерло 15 миллионов человек.

Нелепые с нашей точки зрения инициативы «Большого скачка» нашли одобрение председателя КПК (а может, он их самолично придумал) по причине его невежества. Мао Цзэдун, конечно, обладал природным умом. Но без систематического образования многие вещи остались вне его кругозора.

Предложение уничтожать воробьёв не могло бы исходить от человека, который представлял, что такое экосистемы и как они функционируют. Производство стали на каждом подворье тоже нелепица. Количество выплавляемой стали может говорить об уровне экономического развития только тогда, когда сталь эта востребована экономикой, другими отраслями хозяйства. А бодро рапортовать о тоннах чугунных чушек, валяющихся никому не нужными возле примитивных плавильных печей — то же самое, что разметить шкалу спидометра «Антилопы-Гну» до 300 км/ч и хвастаться обладанием гоночной машиной. Загоняя страну в «Большой скачок», Мао на ровном месте совершил жестокую ошибку.

Ошибка была более-менее выправлена стараниями в основном Лю Шаоци и Дэн Сяопина. Популярность этих двух членов политбюро ЦК КПК здорово возросла. Мао Цзэдуну и это не понравилось.

Следующей акцией Мао стала «Культурная революция». Внезапно возникшие по всей стране отряды хунвэйбинов стали нападать на всех, кто как-либо выражал несогласие с Мао Цзэдуном. Всё это с полного одобрения самого председателя КПК. Особенно жестоким шельмованиям подвергся Лю Шаоци. Когда над ним достаточно поизмывались хунвэйбины, он был посажен в тюрьму, где и умер в 1969 году. Дэн Сяопину тоже досталось. Пострадали и члены их семей: жена Лю Шаоци Ван Гуанмэй тоже прошла через издевательства и одиннадцать лет просидела в тюрьме, сына Дэн Сяопина Дэн Пуфана хунвэйбины выбросили из окна, после чего он навсегда остался инвалидом.

Мао Цзэдун и Линь Бяо в повязках хунвэйбинов. Наглядное доказательство, кто был главный хунвэйбин в Китае, из блога dmitry_a

Политика террора неугодных продолжалась вплоть до смерти Мао. Если «Большой скачок» был ошибкой, то «Культурная революция» стала преступлением. Хладнокровно задуманным и последовательно исполненным.

В последующем китайское руководство возложило вину за преступления «Культурной революции» на «банду четырёх». Вроде как Мао не знал, что за его спиной творили Цзян Цин, Яо Вэньюань, Чжан Чуньцяо и Ван Хунвэнь. Такая трактовка — это хорошая мина при плохой игре и на дурака рассказ. «Банда четырёх» без поддержки Мао Цзэдуна была никем. Это не они резвились за спиной Мао, а Мао стоял за их спинами.

Отдельно об отношении к СССР. Мао Цзэдун был врагом Советского Союза, причём признаки враждебности отмечались советниками Коминтерна ещё в яньаньский период. Начав тогда борьбу за власть, он постепенно избавлялся от просоветски настроенных деятелей в КПК, типа Гао Гана, Чжао Шуши, Ван Мина. Несмотря на то, что экономическая помощь СССР была необходима Китаю, Мао Цзэдун в начале 60-х годов довёл дело до разрыва, отдав таким образом предпочтение укреплению собственной власти в ущерб интересам населения. В 1969 дошло до пограничных конфликтов (Даманский и Жаланашколь). Мао также поддержал претензии Японии на Южные Курилы.

В целом, я бы охарактеризовал Мао Цзэдуна как гениального политика, который достиг максимума возможного, пробившись к вершине власти в самой населённой стране мира. Но как государственный деятель он был профнепригоден: ради собственных властных амбиций отбросил страну назад. В период своего правления он совершил такие вещи, которые до сих пор осложняют и ещё будут осложнять общественно-политическую ситуацию в Китае.

Экономический рост Китая, наблюдаемый в последние десятилетия, не имеет к Мао Цзэдуну никакого отношения. Ну разве что он не уморил в тюрьме Дэн Сяопина, как проделал это с Лю Шаоци. Что ж, и на том спасибо.

Примечание: По моему мнению, Мао Цзэдун не видел смысла получать классическое конфуцианское образование, которое в условиях революционных перемен было явно устаревшим; высшее профессиональное образование его также не привлекало. Позднее, когда была возможность уехать учиться в Москву, Мао оставался в Китае, чтобы не выпасть из внутрипартийной борьбы.

Читать далее в блоге автора

____________________________

periskop: Пещерная Яньань: у истоков Красного Китая

Поскольку про город Яньань я уже рассказал, теперь пора показать его главную фишку и точку паломничества «красных туристов» — лёссовые пещеры, где в в 1937-1947 гг. сперва укрывались от японских бомбёжек, а потом и постоянно жили почти все будущие руководители КНР. Они там оставались до марта 1947-го, когда началась гражданская война в Китае и коммунисты, спасаясь от наступления гоминьдана, за двое суток покинули эти пещеры и эвакуировались в горы. Там в течение десяти лет происходили все интриги внутри товарищей по партии и их жён, вырабатывалась стратегия и тактика действий, туда прилетали американцы с миссией Дикси и приезжали посланники Коминтерна, а также связные из СССР.

В этих пещерах протекала вся повседневная жизнь будущих властителей Красного Китая, формировалось их специфическое мировоззрение, которое повлияло на многие дальнейшие события, яньанские деятели после провозглашения КНР почти 50 лет (до смерти Дэн Сяо-пина в 1997-м) определяли политику одной из мировых держав. «Яньаньский дух» в современном Китае стал особым термином, который обозначает сосредоточенность на борьбе, аскетизм, отказ от капиталистических соблазнов и сплочённость товарищей по партии для будущей победы. Нечто вроде первых христиан. Этот дух часто противопоставляется современному духу гедонизма и бесцельного прожигания жизни. Впрочем, второе китайцы любят больше, но не всегда получается — сверху их заставляют делать проекты и сверхпроекты.

Давайте посмотрим вместе со мной, где и в каких условиях жили будущие китайские руководители во главе с Мао. Заодно немного освежу факты его ранней биографии: именно тут он разругался со второй женой — Хэ Цзычжэнь, отправил её в Союз и нашёл себе другую, шанхайскую актрису Лань Пин — которая спустя 37 лет станет главой «банды четырёх», через месяц после смерти великого Кормчего будет арестована и осуждена к смертной казни с отсрочкой исполнения.

Пещера-яодун, двухкомнатный апартамент. На этой кровати около пяти лет спал Мао, periskop, 2013 год

Вообще, сопки там изрыты пещерами со всех сторон — ведь когда-то тут базировалась армия в несколько десятков тысяч бойцов, и некоторые пещеры, судя по вывешенному белью, до сих пор остались жилые (!). Но нам надо найти музеефицированный кусочек, ведущий именно в пещеры руководителей КПК. А вот и ориентир: повёрнутое боком к дороге здание с каменными табличками и звёздами. Выше него — яодуны и есть, в несколько ярусов. Не все из них музейные...

periskop, 2013 год

Зал заседаний, где проходил VII сьезд КПК. Сейчас он подновлён и восстановлен, но в 1947 г., когда коммунисты бежали в горы от наступления гоминьдана, был повреждён...

periskop, 2013 год

Фото Мао Цзэдуна от 1942 года, сделано тут же, только ярусом выше, где базировался Дэн и другие партийцы, несколько пониже рангом. Форма — ватник и ватные брюки — это стандартная одежда на позднюю осень и зиму. Она тут противная, туманная, порой неплохие морозы и с ветрами с примесью песка. В общем, набор ещё тот. Поэтому не ворчите сильно на европейский климат.

Из блога periskop

В углу небольшого дворика — спартанские сидушки и стол. Каменные. Как они тут сидели, если не летом на солнце, ума не приложу. Стелили под зад циновки?

periskop, 2013 год

Конкретно здесь Мао базировался с ноября 1938-го по октябрь 1943-го. Этот был период, когда он уже расстался с Хэ и в 1939 г. нашёл себе новую жену — актрису Лань Пин, ставшую в Яньани Цзян Цин, под именем, которое потом будет известно всему миру. Тут как раз и протекал весь его роман с Лань, а потом он женился в третий раз (юридически — в четвёртый) и тут же родилась дочка.

Вот фото 1936-1937 годов, со второй женой Хэ Цзычжень (окончательно расстался с ней осенью 1937). Это ещё период, когда японцы не разбомбили центр города, и они жили внизу, гораздо более комфортабельно, чем после.

Из блога periskop

Расстались они после нескольких скандалов — Хэ не терпела внеслужебного общения мужа с другими женщинами, даже без вольностей. Вот как об этом пишет А. Панцов в биографии Мао, пересказывая Э. Сноу: "...Уже давно стемнело, когда она достигла пещеры Лили. Цзычжэнь не сомневалась, что найдет там неверного мужа. И не ошиблась. Вот что впоследствии со слов Смедли рассказывал Эдгар Сноу: «Агнес уже собиралась ложиться спать, как вдруг услышала звук шагов. Кто-то изо всех сил спешил по горной дороге. Затем дверь пещеры Лили с шумом отворилась и пронзительный женский крик разорвал тишину: «Ах ты, идиот! Как же ты смеешь меня обманывать, шляясь к этой буржуазной шлюшке с танцплощадки!»

Смедли вскочила с постели, набросила на себя плащ и ринулась в соседнюю пещеру. Там она увидела жену Мао, которая, стоя перед мужем, била его длинным электрическим фонарем. Он сидел на стуле около стола в кепке и военной форме. Остановить жену он не пытался. Его охранник, замерший около двери, не знал, что делать. Жена Мао, рыдая от ярости, продолжала избивать его и орать до тех пор, пока не выдохлась. Наконец Мао прервал ее. Он выглядел уставшим, а его голос звучал тихо и строго: «Успокойся, Цзычжэнь. В моих отношениях с товарищем У нет ничего постыдного. Мы просто разговаривали. Ты позоришь себя как коммунист. Тебе будет стыдно. Иди быстрее домой, пока другие члены партии не узнали об этом». Но тут жена Мао обернулась к Лили, которая жалась к стене, как испуганный котенок, завидевший тигра. Она бросилась на нее с криком: «Танцевальная сука! Ты, видно, на всех мужиков бросаешься! Даже Председателя одурила!»

Подскочив к Лили и все еще держа в одной руке фонарь, она другой рукой стала царапать ей лицо, а затем вцепилась в ее пышные волосы. Окровавленная Лили рванулась к Агнес и спряталась за ее спиной. И тогда жена Мао решила обрушить свой гнев на Агнес. «Империалистка! — закричала она. — Это твоя вина! Пошла вон в свою пещеру!» Размахнувшись, она ударила «заморскую дьяволицу» фонарем. Но Смедли была не из тех, кто подставляет другую щеку. Она сбила миссис Мао с ног одним ударом. Сидя на полу, жена Мао, больше от унижения, чем от боли, истерически визжала: «Что же ты за муж?! Какой из тебя мужик?! Действительно ли ты коммунист?! Меня на твоих глазах ударила эта империалистка, а ты молчишь!»

Но Мао возразил ей: «Да разве не ты ударила ее, несмотря на то, что она вообще ничего тебе не сделала? У нее есть право на самозащиту. Это ты нас всех опозорила. Ты ведешь себя как богатая дамочка из плохого американского фильма». С трудом сохраняя хладнокровие, Мао приказал охраннику помочь его жене подняться и проводить ее домой. Но та шумно сопротивлялась, и Мао пришлось вызвать еще двоих охранников, которые в конце концов увели истеричную жену Мао в ее дом. За ними в тишине последовал и Мао, и пока эта процессия спускалась с холма, множество удивленных лиц выглядывало из пещер"...

Вот, собственно, интерьер пещеры. Это — его рабочая комната...

periskop, 2013 год

Вход в жилую комнату очень низкий, примерно полтора метра или даже 1.40, и довольно узкий. Надо пригибаться. Площадь жилой комнаты небольшая, может быть, 16-17 кв.м. Условия крайне спартанские. Никаких удобств. Как они справляли нужду, и как был вообще организован этот процесс — на столько пещер! — тут не указывается, а спросить я не мог. Только пытался предположить...

Читать далее в блоге автора

Больше Путешествий

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт